round image on layout top

Сергей Афанасьев: Более 3.000.000.000 рублей перевели на спецсчета, что и другим советуем!

2 ноября 2016, автор news divider image

ОТ РЕДАКЦИИ. Наши коллеги с портала АНСБ  опубликовали интервью, как они указали, с «одной из самых известных персон системы саморегулирования в строительстве», Сергеем Афанасьевым. Речь идёт о перечислении средств компфондов СРО на счета уполномоченных банков. Предлагаем всем читателям ознакомиться с ответами господина Афанасьева на вопросы журналистов издания.

***

Сергей Владимирович, СРО, которые Вы представляете, перевели средства компенсационных фондов в полном объёме?

– Да, в полном объёме средства компенсационных фондов всех саморегулируемых организаций были переведены на специальные счета возмещения вреда, открытых в уполномоченных банках, согласно распоряжению Правительства РФ. Из них строительные СРО перевели более двух миллиардов, проектные и изыскательские – более одного миллиарда рублей. Все СРО открыли по два счёта заблаговременно:счёт для компфонда ответственности по договорным обязательствам (ОДО) и счёт для компфонда возмещения вреда (ВВ). Все средства, за исключением застрявших в банках с отозванными лицензиями, размещены на счетах возмещения вреда точно в срок.

Большую помощь здесь нам оказала финансовый директор НОСТРОЙ Светлана Анатольевна Кузнецова, именно по её рекомендациям удалось найти общий язык с банками для включения в договор всех необходимых условий для жизнедеятельности СРО и выполнения 372-ФЗ и 191-ФЗ.

Вы ведь до последнего времени утверждали, что компфонды ВВ и ОДО необходимо формировать до 1 июля 2017 года, а не к 1 ноября 2016? И, как говорил один из экспертов Общественного Совета, – фонды возмещения вреда и ОДО необходимо размещать на специальном счёте только тем СРО, которые уже сформировали такие фонды (то есть собрали документы и заявления со всех членов СРО, определили, выходят они из СРО или остаются в ней, приняли внутренние документы СРО и только потом смогли разместить средства на специальных счетах)?

– Наши юристы и сейчас считают, что именно так нужно поступать, поскольку часть 9 статьи 3.3 191ФЗ прямо и говорит, что СРО «…на основании заявлений своих членов не позднее 1 июля 2017 года обязаны сформировать компенсационные фонды возмещения вреда…». Аналогично надо поступить с так называемым фондом ОДО. А норму закона о размещении средств к 1 ноября 2016 года, указанную в части 2 статьи 3.3, следует применять только к компенсационным фондам, которые сформированы в полном объёме.

Между тем, последние две недели банковские работники, а также специалисты Национального объединения строителей значительно улучшили имеющуюся ситуацию, продвигаясь вперед семимильными шагами: проработали документы и фактически представили нам для заключения договоров и конструкции счетов комбинированного свойства, творчески рассмотрели требования закона. И в итоге специальный счёт ВВ в уполномоченном банке стал рассматриваться как более широкое понятие. То есть как счёт, на котором обязаны лежать в последующем (и даже сейчас) средства компенсационного фонда тех организаций, которые успели собрать заявления, сформировать внутренние документы СРО. Специалисты действительно расширили границы понимания. И наши юристы с ними полностью согласны.

Если это счёт ВВ, на котором сейчас или до 1 июля 2017 года могут быть сформированы средства компфонда возмещения вреда, так почему на нём не может быть иных денег, а именно остатков средств от предыдущих компенсационных фондов? Закон это не запрещает, хотя и не обязывает. Мы рассматриваем последние версии договоров уполномоченных банков как универсальные договоры, которые, с одной стороны, твёрдо блюдут норму закона и ориентированы на формирование соответствующих фондов на каждом счете в отдельности, но и не препятствуют размещению иных средств. Законом это не запрещено.

Так, по Вашему мнению, всё-таки необязательно перечислять на этот счёт ВВ остатки средств от старых компенсационных фондов?

– Я считаю, что закон этого не требует, во всяком случае, в Градостроительном кодексе РФ этого прямо не прописано, однако это было бы разумно. Ведь если с этого расчётного счёта ВВ, из этой массы средств, оставшихся от предыдущих компенсационных фондов, можно спокойно формировать на основании закона компфонды ВВ, а также перечислять в фонд ОДО, а договоре это предусматривают, то это в высшей мере разумно, это снижает издержки саморегулируемых организаций по управлению счетами, а также обеспечивает сохранность средств. Тем более, Градостроительный кодекс предусматривает для СРО,
которые будут формировать компфонд ОДО, перечисление на такой специальный счёт средств компенсационного фонда по мере формирования. Банковский договор это предусматривает. При этом в законе указано, что если компфонд ОДО не будет сформирован, то эти средства перечисляются в фонд ВВ. Таким образом, получается, они здесь же и останутся, что вполне разумно и не создаёт никаких неудобств.

Получается, что Вы не были противником размещения изначально всех средств на счёте ВВ?

– Лично я противником чего-либо и сейчас не являюсь. Однако ранее, ещё две недели назад, наши юристы заявляли вполне аргументировано, что если денежные средства разместить на счёте возмещения вреда, то СРО не сможет исполнять установленные законом обязательства, а именно переводить денежные средства членам СРО, которые переходят в СРО из другого субъекта РФ, и нельзя было бы переводить в фонд ОДО. Но тогда на начальной стадии ведь и были такие жесткие банковские договоры, которые не предусматривали таких перечислений.

Юристы справедливо указывали, что если перевести на такой счёт средства, то пострадают интересы, в первую очередь, строительных организаций, переходящих в СРО других субъектов, потому что средства компенсационного фонда не могут быть переведены, и им придётся вносить свои новые деньги, в то время как эти окажутся «замерзшими». Тем самым, юристы высказывали критическое отношение не к самому хранению средств в уполномоченном банке и на каком-либо счёте, а к конструкциям, которые, решая одну норму закона, вынудили бы СРО нарушить другие нормы закона и создали непоправимый вред членам саморегулируемой организации, которые на основании того же закона имели право на перечисление. Однако сейчас, когда в виду творческой переработки тех жёстких договоров возникли новые, другие, совершенные договоры с банками, то никаких коллизий фактически нет.

После перечисления средств директора СРО получили какое-то облегчение или, напротив, им было горестно расставаться с денежными средствами, тем более, это миллиарды?

– У директоров СРО не было никаких огорчений, эти денежные средства – не их собственность и даже не собственность саморегулируемой организации, это деньги строителей, которые нам вверено хранить и приумножать. Директорам стало значительно легче, поскольку ответственность за эти средства была велика.

Вы считаете, что функция хранить и приумножать необходима саморегулируемой организации?

– Лично я считаю, что это избыточная норма. Думаю, изначально следовало идти путём страхования, а не компенсационных фондов. За 7 лет саморегулирования СРО превратились в банки – маленькие или большие. Вопросам качества уделялось недостаточно времени, а вопросам сбора средств, их хранения и размещения, а в отдельных случаях спасания средств внимания стало уделяться всё больше и больше.

В то время как цели саморегулирования совершенно другие.

Задача приумножения средств или попытка этого приумножения для многих СРО стала одной из важнейших. При этом директора, и, в том числе, директора, с которыми я работаю, старались поступать разумно и найти баланс между надёжностью банков и доходностью. Банки зазывали на размещение у них депозитов, в том числе, «вкусными» ставками. В то время как Центробанк имел «свои виды» на эти кредитные организации. И пока директора СРО размещали в банках средства, Центробанк косил эти банки до ста штук в год. Что, кстати, продолжается и сейчас.

Наше мнение, что страхования было достаточно. Если же вводили норму хранения средств компенсационного фонда в банках, то надо сразу же было и внести критерии этих банков, хотя это тоже не панацея. Так, например, критерий банков для размещения резервов страховыми компаниями определяется на основании постановления Центрального Банка. Так вот Внешпромбанк, который был лишён лицензии в январе 2016 года, в котором так же потеряли средства и часть СРО, с которыми мне приходится работать, – он подпадал под требования ЦБ, тем самым, ЦБ его считал условно уполномоченным банком для размещения резервов страховых компаний. Банк занимал 38 место в банковской системе, то есть считался высоконадёжным. Получается, что постановление Правительства и Центрального банка панацеей не являются.

В последнее время вышло несколько рекомендаций от Министерства строительства и Ростехнадзора, в которых высказывается мнение о том, что Градостроительный кодекс требует все средства старых компенсационных фондов разместить в уполномоченном банке на специальном счёте ВВ. Вы согласны с такими толкованиями закона?

– Наши юристы не совсем согласны с таким толкованием, но с этим приходится считаться, ведь Ростехнадзор – тот надзорный орган, который потом будет проверять исполнение требований Градостроительного кодекса саморегулируемыми организациями, в том числе, будет контролировать вопрос размещения средств. И как я указал выше, прямой нормы закона нет, но так поступить было бы разумно. Мы так и поступили.

В каких банках СРО, с которыми Вы работаете, держали средства до 1 ноября?

– В этих же банках и держали: «Газпромбанк», «Открытие», «Промсвязьбанк» и «Сбербанк». После того, как часть денег замерзла в 2016 году в банке «Российский кредит» (46 место), «Внешпромбанке» (38 место), а СРО, с которыми мы работаем, держали средства в первой пятидесятке, директорами было принято решение переместить все средства в первую десятку банков. Кстати, и здесь всё равно не удержались от попыток приумножения. Хотя, на первый взгляд, зачем приумножать?

О чём жалеете Вы и директора СРО, оглядываясь на предшествующий семилетний период управления компенсационными фондами?

– Жалеем, что пытались поступить разумно, управляя денежными средствами, пытались найти баланс между надёжностью и доходностью, ориентируясь на финансовые показатели банков, рейтинги Центробанка и другие финансовые критерии. Жалеем, потому что денежные средства всё равно не наши, и сейчас очевидно, что не нужно было ориентироваться на то, как эти средства приумножаются. Надо было их запустить в Сбербанк под любой процент, пусть даже он был бы ничтожным, и забыть. Когда деньги замерзли в банках, лишённых лицензии, мы получили ушат оплеух и подозрений. В то время, как если бы СРО заработали на банках средней руки высокую доходность, то лично мне и директорам тоже от этого пользы не было и благодарности бы мы тоже ни от кого не получили.

Зато теперь совсем другое дело – есть уполномоченные банки, указанные в постановлении Правительства в виде критериев таких банков, и, если деньги пропадут, – не нам отвечать. Потому считаю, что сейчас время хорошее, можно больше не думать об этом и расслабиться, чего и другим желаем.

ОТ РЕДАКЦИИ. Таково мнение господина Афанасьева. А что думаете по поводу всего сказанного Сергеем Владимировичем Вы, уважаемые читатели и профессионалы саморегулирования? Ждём, очень ждём Ваших комментариев на нашей дискуссионной площадке!

 

Источник: http://zanostroy.ru/news/2016/11/01/5988.html

Похожие статьи:


Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарий


Имя: *

Почта: *

Сайт:



bottom round image

footertop right
© Строительство и ремонт
Яндекс.Метрика