round image on layout top

Референт Службы: «Свидетельство № 066.1». Отмене бланков Свидетельств о допуске посвящается…

2 ноября 2016, автор news divider image

ОТ РЕДАКЦИИ. И снова в конце рабочей недели наш постоянный автор под ником Референт Службы решил порадовать читателей сайта своим новым фантасмагоричным творением. Передаём слово таинственному автору.

***

Оглянувшись по сторонам, Валерон дёрнул дверную ручку и вошёл в полумрак лавки. Колокольчик предательски звякнул над головой, не оставив шансов вошедшему спереть хоть что-нибудь с витрины и незаметно ретироваться. И хотя в планах Валерона такой сценарий и не был в приоритете, всё же было немного жаль, что такого не случилось.

Чуть не чихнув от поднявшейся пыли, подросток с любопытством огляделся по сторонам. А посмотреть было на что: вся лавка была увешана разными свидетельствами и сертификатами до самого потолка.

Всевозможных размеров от осьмушки писчего листа до свидетельства из золотистого картона высотой с Валерона. В глазах зарябило от расцветки и узоров орнамента, которыми были украшены все эти чудом уцелевшие осколки и предметы былого тщеславия. На мгновение Валерону даже показалось, что одно из свидетельств будто бы подмигнуло ему. Валерон поначалу подумал было, что его всё ещё таращит со вчерашнего, а потом сообразил, что это просто солнечный лучик пробился сквозь оконное стекло и отразился от голограммы, которой было украшено свидетельство.

– Итак, чем я могу быть Вам полезен, молодой человек, – отвлёк его от созерцания всего этого великолепия скрипучий старческий голос. – Желаете что-нибудь приобрести или просто время коротаете.

Валерон нервно дёрнул головой и зачем-то воровато обернувшись внезапно охрипшим голосом выдавил:

– Допуски покупаете?

Теперь настала очередь оглядываться старика. Видимо, удовлетворившись осмотром и определив, наконец, типаж стоявшего перед ним Валерона, старик успокоился, и вся его фигура приняла покровительственно-развязный вид. Даже росту в нём прибавилось.

– Предположим, молодой человек, однако ж допуск допуску рознь.

– Да чего там, все одинаковые, – отмахнулся Валерон.

– Мне виднее, – ответил ему старик и ловким жестом извлёк из глубин бесформенного шерстяного кардигана очки, которые немедленно же водрузил на нос.

– Извольте, я взгляну!

– Пожалуйста, гляди, вещь стоящая настоящая, вон печать, вон подпись, всё как надо, – достав из-за пазухи заветный допуск ответствовал паренёк.

Ещё только увидев самый краешек старинного чуть пожелтевшего Свидетельства о допуске, Азарий Аронович (а именно так звали нашего продавца) понял, что его молитвы услышаны, и, наконец-то, снова в его древнюю СРОсвидетелистическую лавку заглянула настоящая удача. Но когда он склонился над допуском, то в какой-то момент даже перестал дышать. Потом опомнился и постарался как можно более безразличным тоном произнести:

– Любопытная вещица, подделка, конечно, но неплохая, могу дать за неё тысячу рублей, если, конечно, есть к ней Приложение, Страховой Полис и Выписка из Протокола. Или, если Вы тоже СРОсвидетелистикой увлекаетесь, могу, пожалуй, поменять на два прекрасных генподрядных Свидетельства с Приложениями от «Монолита».

Предложение Валерону пришлось не по душе, СРОсвидетелистикой он не интересовался, если не считать полугода увлечения этой лабудой в школе. Но интересных допусков раздобыть ему тогда так и не удалось, и его альбом состоял только из плохо отпечатанных репродукций, исключительно самых массовых допусков «афанасьевок» да «монолиток». Единственным ценным предметом в коллекции был поддельный допуск «Стройресурса», причём самого последнего года выпуска, подарок родителей на тринадцатилетие, поддержавших таким образом увлечение сына. Но это было в той, другой жизни.

– Ты мне, дед, тут не финти, что он поддельный, в синагоге своей об этом трепись. Если б знал с какой хаты я его зацепил, небось по-другому бы запел, – парировал ему Валерон, своим шестым чувством почуявший интерес старика к своей добыче. Что-что, а уж чуйка у Валерона работала отменно, неизменно избавляя его от то и дело, возникавших на его коротком жизненном пути неприятностей. Вот и сейчас он почувствовал, что тысяча рублей, это только увертюра перед началом настоящего торга. Старый продавец вздохнул, ему тоже было не впервой сталкиваться с подобной публикой. Нахрапистые, агрессивные, без стыда и совести, ну да и он тоже хорош, докатился – скупщик краденого. Ну да с волками жить по волчьи выть припомнил он старую гойскую поговорку.

– Молодой человек, я никогда и никого не обманываю. Ведь если б я был лжец, разве мог бы таки я делать свой бизнес? Мои клиенты все, как один, порядочные люди, умеющие хранить чужие тайны, и ни один из них за всё время не называл старого Азария лжецом и обманщиком. Таки да, допуск настоящий, но такие допуски не редкость, их больше трёх тысяч было выпущено, и большинство экземпляров прекрасно сохранилось. Если б Вы мне принесли Свидетельство «Сахаринстроя» то, пожалуй, я бы и заплатил Вам пятнадцать тысяч рублей, а за это пять тыщ и не рублём больше.

– Десять, или хрен тебе.

– Договорились, – Азарий Аронович облегчённо выдохнул, – он-то на самом деле приготовился уже к долгому торгу.

– А знаешь, дед, у меня ещё много таких свидетельств, там и сертификаты есть ещё и фотографии старинные, если возьмёшь всё за тридцатку, то айда со мной. Только сумку с собой захвати, там много разного…

В другой раз не был бы так доверчив Азарий Аронович, но не сегодня. В душе всё пело и ликовало. Едва склонился он над старинным Свидетельством как сразу понял, какая удача ему улыбнулась. Редчайшее Свидетельство Объединения Строителей Сан-Бургабурга за номером 066.1, то есть из первой сотни, с личной подписью Красноусова. А ведь все, кто увлекается СРОсвидетелистикой знают, что не удалось ещё обнаружить ни одного свидетельства с личной, а не факсимильной подписью Алексея Красноусова. Вроде бы писали, что на Сотбис такое выставлялось, да потом, вроде бы, экспертиза забраковала. Как бы там не было, но начальная цена в сто тысяч американских долларов приятно возбуждала воображение старого СРОсвидетелиста. Но не алчность господствовала в душе, а предвкушения от пополнения своей коллекции. А она у Азария действительно была хороша, почти тысяча подлинных допусков всех СРО, какие только существовали, включая юбилейные и единичные привилегированные выпуски. Ну а сейчас перед ним действительно уникальный экземпляр, звезда коллекции, гарантированно обеспечившая ему до конца дней почёт и зависть всех СРОсвидетелистов, особенно его главного конкурента – Евгения Гаранта. Не мешкая, старик запер лавку и припустил, прихрамывая и едва поспевая за Валероном.

Для читателя, неискушённого в тонкостях СРОсвидетелистики, не лишним будет напомнить историю возникновения этого замечательного явления. В далёком прошлом был принят закон, так называемый 372-ФЗ.

В результате его принятия огромное количество строительных компаний лишилось членства в саморегулируемых организациях и оказалось лишено возможности работать на объектах. Цинизм, с которым руководство СРО исключало ненужный членский балласт, был настолько вопиющим, что не мог не породить ответной реакции. Лишённые средств к существованию строители, стихийно сбивались в стаи и очень быстро от слов и угроз перешли к делам. По всей стране, но в первую очередь в столице и Сан-Бургабурге прокатились ритуальные акты мести саморегуляторам. Необычность произошедшего, а также методы к которым прибегли строители, вызвали широкий резонанс в СМИ и в обществе. Тема неожиданно стала очень популярной, несмотря на попытки отраслевых СМИ и интернет-порталов замолчать эти факты или перевести обсуждение в другое русло. Первыми отреагировали порностудии сняв несколько полноразмерных и откровенных блокбастеров со сценами расправ строителей над саморегуляторами. Видео имело большой успех. В какой-то момент всё связанное с саморегулированием оказалось очень популярным. Один из ведущих телеканалов разразился большим циклом фильмов о саморегулировании.

Многочисленные ток-шоу, позабыв про сирот и звёздные семейства, приглашали к себе на передачи исключительно руководителей СРО и строителей, искусно сталкивая их лбами и провоцируя потасовки на сцене к удовольствию всех приглашённых в студию и развлечению телезрителей.

В крупнейшем книжном магазине столицы «Библио-Глобус» состоялась громкая презентация новой книги в серии «Самые шокирующие гипотезы» популярного журналиста, бессменного автора рейтинговых программ на другом известном телеканале, одного из самых любимых телеведущих Игоря Прокопенко «Тайны забытых организаций», которая основана на наделавшей много шума одноименной телепрограмме автора. В книге были собраны самые скандальные, эпатажные и неожиданные сведения о различных саморегулируемых организациях, от самых ранних – египетской и шумерской цивилизаций – до, казалось бы, вполне знакомых нам по школьным учебникам цехов средневековой Европы и СРО России времён Михаила Задорнова.

В общем обычный и рядовой для рыночной экономики всплеск интереса к злободневной теме.

Первой ласточкой того, что интерес к теме саморегулирования является гораздо более глубоким, чем представлялось сначала, явился скандал, связанный с одной из картин, выставленной на всемирно известном аукционе CHRISTIE`S и представлявшей инаугурационный портрет первого Президента НОС Ефима Васина. Помимо того, что в процессе торгов цена на это произведение искусства взлетела в тридцать раз и сравнялась по стоимости со всемирно известными произведениями Гойи и Веласкеса, аукцион ознаменовался безобразной дракой, разразившейся по итогу торгов между неизвестным покупателем и его менее удачливым и не таким состоятельным оппонентом. Итогом этого скандала стала отмена результатов проведённых торгов, поскольку в результате инвентаризации проведённой в НОС выяснилось, что данный портрет был при таинственных обстоятельствах похищен из запасников Национальной Организации Строителей. Завхоз этой почтенной структуры милейший Резван Гедеонович был немедленно взят под стражу и тут же сознался в том, что держал его не под замком на складе, а у себя в кабинете, на случай ожидавшегося внезапного возвращения Васина.

На западе, в Европе и Америке, внезапно вошло в моду всё саморегулируемое. Александр Маккуин и Филипп Плейн к весеннему сезону выпустили потрясающую по своей выразительности коллекцию одежды с принтами свидетельств российских СРО и изображениями наиболее активных и знаменитых деятелей саморегулирования. В моду вошли мужские сорочки с подкладными животиками. А новые коллекции пиджаков шили по лекалам, специально создающим эффект сутулости. В одежде воцарился стиль, который чуть позже будут называть samoregular. Спортивные залы опустели, весь гламур стал сутулиться и выпячивать животы. Некоторые особо продвинутые модники осваивали даже нервный тик, уверяя, что именно он придаёт шик настоящему эталонному саморегулятору образца июля 2017 года. Чёлки и бритые затылки уступили место модным причёскам типа Anvar. Поначалу, конечно, непривычно было видеть молоденьких девушек с выбритой до самого затылка головой, на которую изящно зачёсывались отдельные пряди волос, но потом все пообвыклись. Модные журналы, подхватив тренд, наперебой заговорили со своих страниц о втором пришествии русского китча, но на новый лад. На радиостанциях по обе стороны Атлантики непрерывно крутили новую песню Мадонны «Dopusk for hour – sweet lie».

В принципе всё бы ничего было в этой СРО-мании. Но иногда доходило до курьёзов и недоразумений. Из-за того, что имя Валерий и его женская производная, вошло в моду, в роддомах стали нередки случаи путаницы. Собственно, и наш герой, Валерон был назван родителями на волне тогдашнего бума вокруг саморегулирования.

Однако царившие в то время шум и суматоха не принесли практически никакой пользы СРО, за исключением того, что при ликвидации удалось заработать на сувенирке и распродаже архивов. Протоколы Общих собраний и Советов СРО среди коллекционеров разлетались как горячие пирожки. Коллекционеры сметали всё.

К сожалению, значительная часть этих бесценных документов – свидетелей эпохи, была вывезена из страны контрабандистами и осела в зарубежных частных коллекциях. Специалисты утверждают, что до введения обязательного декларирования на таможне, из России было вывезено порядка полумиллиона одних только свидетельств о допуске, выпущенных строительными СРО. Многие из них являлись бесценными единичными экземплярами, как например допуск «Сахаринстроя» с наброском схемы регионализации саморегулирования, сделанными рукой самого Валерия Валпалова на его обороте, выставленный нынче в Лувре. Конечно же, подавляющее большинство вывезенного было подделкой, но, несмотря на это, ущерб, нанесённый культурному наследию российского саморегулирования, был огромен. Лишь в наше время патриотически настроенными представителями российского бизнеса и отдельными меценатами стали предприниматься попытки возвратить хотя бы малую часть из того огромного культурного пласта, который был, по сути, безвозвратно утрачен в те годы.

Впрочем, кое-что можно увидеть и в российских музеях. Так, например, в Сан-Бургобургском Главном Музее в зале Саморегулирования представлена уникальная коллекция Свидетельств о допусках и переписка СРО с Ростехнадзором. Большой интерес у посетителей также вызывают представленные в экспозиции предметы быта саморегулируемой элиты. Безусловно, жемчужиной коллекции, выставленной в Эрмитаже, является железнодорожный билет на Сапсан, выписанный на имя Михаила Победоносцева, на ту самую дату, которую учителя на уроках истории нынче называют «Чёрным днём саморегулирования» или «Точкой невозврата». Отреставрированный после варварской попытки уничтожить его сектой сторонников первого Президента НОС, он вновь занял своё достойное место в экспозиции.

Постепенно пик интереса ко всему, связанному со СРО, пошёл на убыль. Саморегулирование стало интересно только искусствоведам, историкам да многочисленным СРОсвидетелистам. Последние представляли из себя весьма разношёрстную публику от представителей королевских фамилий и богатейших людей планеты, до откровенного жулья, не гнушавшегося подделками и прочими мошенническими схемами ради заработка или пополнения своей коллекции. Справедливости ради надо сказать, что и в эпоху саморегулирования вокруг СРОсвидетельств всегда вертелось много всяческого жулья и шаромыг, промышлявших под рекламным лозунгом «Допуск СРО за час».

Азарий Аронович являл собой переходный тип от респектабельного коллекционера к откровенной шушере. И только лавочка, открытая им в хорошие времена, удерживала его от окончательного перехода той тонкой и практически незаметной черты, отделявшей почтенного коллекционера от жулика. Злые языки, знавшие Азария, поговаривали, что когда-то он был банкиром, учёным и будто бы даже являлся членом Совета НОС. Но всякому при взгляде на хозяина лавки становилось ясно, что не мог этот неряшливый старик с пожелтевшими седыми пейсами быть тем самым блестящим Ляписом, который какое-то время побыл даже лицом Dior, демонстрируя миру, заражённому бациллойсаморегумании, подлинный НОСовский шик.

За воспоминаниями и размышлениями о превратностях бытия свежеиспечённые деловые партнёры по СРОсвидетелистике и не заметили, как добрались до места. Поколдовав несколько секунд над замком, висевшим на входной двери старого бомбоубежища, Валерон, приотворив её, проскользнул внутрь.

– Заходи, чё растопырился у входа, – взмахнул он рукой, приглашая коллекционера — СРОсвидетелиста внутрь. В полумраке бетонного короба Азарий сразу почувствовал себя неуютно: сырой спёртый воздух и витавшие в воздухе ароматы наводили на мысль, что помещение уже давно не использовалось по своему прямому назначению, служа прибежищем лишь вездесущим кошкам и их извечным оппонентам, мышам и крысам. Привыкнув к царившему полумраку, он осмотрелся и увидел в углу средних размеров кучу барахла, возле которой уже деловито копошился Валерон. Выудив из кучи какую-то рамку с заключённой в неё фотографией, он протянул её Азарию.

– Вот у этого, с хаты свидетельство ушло, – небрежно, даже с каким-то форсом процедил Валерон, тыкая в фотографию грязным пальцем.

– Не у того, что с красной мордой, а у второго, который с ним. Но коллекционер этих объяснений не слышал, он впился глазами в фотографию, на которой были запечатлены два улыбающихся мужчины, пожимающих друг другу руки. Один из них держал в руках тот самый допуск, который и приобрёл час назад Азарий Аронович. Лицо другого было ему очень хорошо знакомо, ещё по той, по прежней жизни. С фотографии, фальшиво улыбаясь, на него смотрел сам Алексей Красноусов, тот самый, чья подлинная подпись на допуске увеличивала его стоимость как минимум в сто раз.

– Уговорил, заберу всё, что есть, – возбуждённо проговорил СРОсвидетелист и полез в нагрудный карман, в котором лежал заветный тридцатник. Однако достать его не успел. Последнее, что он ощутил, был глухой удар по затылку и праздничный салют, взорвавшийся в мозгу мириадами ярких разноцветных искр, а потом подступила темнота, в которую и провалилось, как в чёрную дыру всё, что окружало Азария, включая и его самого.

Когда он очнулся, на улице уже начало темнеть, голова отчаянно раскалывалась, отдавая импульсы боли во всё тело. Открыв глаза, он покрутил ею из стороны в сторону, пытаясь сообразить, где он и что произошло. Азарий Аронович полулежал на скамейке напротив того самого бомбоубежища. Скосив глаз вниз, он увидел, что из-под одежды у него торчит кусок картона и деревянная рамка. Вспомнив всё с ним произошедшее и блаженно потянувшись всем своим затёкшим телом, СРОсвидетелист, наконец, превозмогая головную боль, позволил себе улыбнуться. Всё ж таки он стал владельцем заветного бесценного допуска.

– Барух хашем, – прошептал он почти беззвучно пересохшими губами… и улыбнулся ещё раз.

Вместо эпилога

Ночь в городе, наконец-то, вступила в свои права. Но по крайней мере, двое из более двадцатимиллионов столичных обитателей вполне довольные собой отмечали его успешное окончание. Одного из них того, что помоложе, мазало на хате своих друзей-наркоманов. А другой, по случаю своего торжества, в потёртом смокинге и бабочке с повязкой на голове сидел в уютном кресле у камина с рюмочкой вишнёвого ликёра и наслаждался созерцанием новой жемчужины своей коллекции – Свидетельством N 066.1, выданным СРО НП «Объединение строителей Сан-Бургобурга». Радость была двойной, ведь Валерон, подвергнув риску его жизнь, превратил тривиальный поход в бомбоубежище в самое настоящее приключение в стиле Индианы Джонса. Тем самым он не дал сегодня Азарию Ароновичу переступить ту тонкую и почти невидимую черту, за которой он уже перестал бы считать себя респектабельным, но рисковым коллекционером, превратившись в простого скупщика краденного. И на это маленькое домашнее торжество с висевшего на стене портрета строго и немного снисходительно взирал на него Первый Президент НОС Ефим Васин кисти модного в те далёкие уже времена салонного художника Никаса Сафронова…

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы, как всегда, можем напомнить, что в каждой сказке есть не только ложь, но и намёк, добрым саморегулируемым молодцам да барышням урок. Согласны, дорогие наши читатели? Если что – пишите, будем очень рады Вашим комментариям на нашем сказочном форуме!

 

Источник: http://zanostroy.ru/news/2016/10/28/5962.html




bottom round image

footertop right
© Строительство и ремонт
Яндекс.Метрика